Управляемый ядерный синтез  

(элегантное решение старой проблемы с помощью кавитации)

Патент, выданный Федеральной службой по интеллектуальной собственности,
патентам и товарным знакам ("Роспатентом")

(Для просмотра увеличенного изображения патента нажмите на него левой кнопкой мыши)

Увеличить изображение

 

Первая страница описания изобретения. Красным маркером выделена наиболее
важная информация (
в изобретении речь идёт об управляемом ядерном синтезе):

(Для увеличения изображения щёлкните на нём левой кнопкой мыши)

Увеличить изображение

 

Описание способа решения проблемы УТС:

(статья написана на основе четырех заявок на изобретения)

Наверное, нет особой необходимости напоминать, что проблема управляемого ядерного синтеза – одна из важнейших задач, стоящих перед современным человечеством. По данным Мирового энергетического совета, разведанных запасов углеводородного топлива на Земле осталось на 50 – 80 лет. Единственный долгосрочный источник энергии – это ядерная энергия, которая выделяется в процессе деления или синтеза. Между тем эксплуатация традиционных атомных электростанций, работающих за счет деления ядер урана, приводит к серьезным экологическим проблемам. Процесс термоядерного синтеза в значительной степени свободен от недостатков, присущих процессу деления. В реакции термоядерного синтеза не образуется долгоживущих радиоактивных изотопов, топливом для неё служат тяжелые изотопы водорода – дейтерий и тритий. В литре обычной воды содержится примерно 0,03 г дейтерия, но в процессе участия этого количества дейтерия в реакциях ядерного синтеза  выделяется столько же энергии, сколько при сгорании 300 литров бензина. Существующих природных запасов дейтерия на Земле хватит, чтобы обеспечить человечество энергией около миллиарда лет.

Как же найти решение проблемы получения реакций управляемого ядерного синтеза?

Начнем, пожалуй, с банальных фактов: допустим, что в нашем распоряжении имеется определённое количество
газов дейтерия и трития. Что необходимо сделать, чтобы в этой смеси пошла реакция ядерного синтеза? Ответ общеизвестен – необходимо сильно сжать и нагреть эти газы, удерживая их в таком сжатом и нагретом состоянии как можно дольше (критерий Лоусона). Именно это и пытаются сделать исследователи в течение последних 50 лет с помощью ТОКАМАКов, Стелларатов, Галатей, установок лазерного синтеза. Однако все эти установки очень дороги и имеют гигантские размеры, а перспективы их использования для получения энергии остаются весьма туманными.  Практически единственное что смогли за 50 лет работы абсолютно точно доказать апологеты традиционных методов решения проблемы управляемого термоядерного синтеза (сторонники ТОКАМАКов, стелараторов, мюонного катализа и т.п.) так это то, что указанные устройства, даже если когда-нибудь и будут работать – давать энергию, то из-за огромных размеров и массы их нельзя будет установить на транспортные средства.
 Т.е. говоря иными словами, ТОКАМАК нельзя будет поставить на легковую машину в качестве источника энергии для автомобильного двигателя.   (Очень интересные статьи по этому поводу были напечатаны в журнале «Наука и жизнь» № 1, 2000 г., стр. 10 – 14: «Энергия из ускорителя» и № 7 за 2002 г., стр. 9 - 12: «Взрывная энергетика» .)

Между тем исследователям ядерного синтеза было бы нелишне обратить более пристальное внимание на одно интересное явление – сонолюминесценцию.

Стоит напомнить, что явление сонолюминесценции, или звуколюминисценнии, как оно называется в Большой Советской Энциклопедии 1979 г. выпуска, см. статью «Кавитация», заключается в следующем, вольный пересказ:

 

При излучении в жидкость звука с амплитудой звукового давления, превосходящей некоторую пороговую величину, во время полупериодов разрежения возникают кавитационные пузырьки. Пузырьки захлопываются во время полупериодов сжатия, создавая кратковременные (порядка 10-6 сек) импульсы давления (до 103 Мн/м2 104 кгс/см2 и более). Давление при захлопывании кавитационных пузырьков повышается при снижении частоты звука и при повышении гидростатического давления; оно выше в жидкостях с малым давлением насыщенного пара. Захлопывание пузырьков сопровождается адиабатическим нагревом газа в пузырьках до температуры порядка 104 °С, чем, по-видимому, и вызывается свечение пузырьков при К. (т. н. звуколюминесценция).

Таким образом, явление сонолюминесценции само по себе сопровождается довольно высокими значениями температуры и давления, которых, однако, не достаточно для получения реакций ядерного синтеза. (Во всяком случае не удается получить энергетически выгодного протекания реакции ядерного синтеза в простых экспериментальных установках, точнее не удалось добиться выполнения критерия Лоусона. Здесь для примера можно упомянуть две работы, авторы которых зафиксировали нейтроны в опытах по кавитации. Первый эксперимент за давностью лет фактически превратился в легенду - информацию о нем можно найти в литературе только случайно. Второй опыт был проведен совсем недавно Е.А. Смородовым и Р.Н. Галиахметовым.

Тем не менее, будет нелишне напомнить, что ещё в 1919 году известный английский физик лорд Релей рассчитал, что на конечном этапе схлопывания абсолютно полой сферической полости развиваются бесконечно большие давления и температуры. Понятно, что подобные параметры: бесконечно большие давления и температуры как нельзя лучше подошли бы для инициирования реакций управляемого ядерного синтеза. Проблема, тем не менее, заключается в том, что расчётные бесконечно большие значения получаются только, если схлопываемая полость будет абсолютно пустой. На практике же, как уже выше отмечалось, при проведении опытов по сонолюминесценции, кавитационные полости никогда не бывают абсолютно полыми – в них всегда в незначительном количестве присутствуют пары жидкости и растворённые в жидкости газы, поэтому-то температуры и давления не достигают бесконечных значений.

Однако если удастся найти какой-нибудь способ усилить протекание явления сонолюминесценции, то можно надеяться получить посредством этого явления реакции управляемого ядерного (термоядерного) синтеза.

В-принципе подобные идеи не новы, они уже неоднократно высказывались многими специалистами и неоднократно предпринимались соответствующие экспериментальные попытки. (В качестве примера можно привести следующие
патенты на изобретения: 4333796 USA 08.06.1982 г. и 2096934 RU 20.11.1997 г.)

Кроме того,
теоретические расчеты, выполненные заведующим сектором во ВНИИОС М.А. Маргулисом, показывают, что при схлопывании кавитационных полостей может быть выполнен критерий Лоусона (см. ещё раз страницу 3 описания изобретения № 2096934 RU).

Пожалуй, имеет смысл попытаться разобраться в причинах неудач исследователей и выработать конкретные рекомендации по их устранению. Это позволит
построить на основе явления сонолюминесценции очень простые, дешевые и компактные установки управляемого ядерного синтеза.

Прежде всего, следует отметить, что
авторы выше названных  изобретений предлагали использовать для усиления процесса сонолюминесценции, возбуждаемого в жидкой среде, полые цилиндрическими или сферическими излучатели, стенки которых совершают радиальные колебания. (Смотрите фигуры № 1, 2 и 3).

Ядерный синтез

Фиг. № 1.

 

 

Управляемый ядерный синтез

Фиг. № 2.

 

 

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 3.

 

На фигуре № 1 представлена аксонометрическая проекция цилиндрического излучателя. На фигуре 2 показан цилиндрический излучатель в разрезе. Фигура 3 – вид сверху. На всех представленных здесь фигурах толстые стрелки обозначают направление радиальных колебаний стенок цилиндрического излучателя. Иначе говоря, авторы перечисленных патентов собирались получить сосредоточение энергии звуковых колебаний в геометрических центрах симметрии излучателей.

Теоретически
в подобных излучателях увеличение амплитуды давления звуковой волны было бы обратно пропорционально расстоянию от геометрического центра симметрии излучателя или квадрату расстояния, для сферического излучателя:

                       P ≈ 1/x       или      P ≈ 1/x2 ,                       (1)

 

где: P – амплитуда давления колебаний в звуковой волне, x – расстояние от центра геометрической симметрии излучателя

 

(Смотрите фигуру № 4, на которой штриховой линией показан график гиперболического нарастания амплитуды давления при подходе к геометрической оси цилиндрического излучателя).

Из формул № 1 видно, что при   x → 0 P → ∞

 

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 4.

 

 

Таким образом, как ранее указывалось, расчет величин давления и температуры на заключительном этапе схлопывания абсолютно полой кавитационной полости само по себе уже даёт бесконечно большие значения. А если к тому же схлопывание этой абсолютно полой кавитационной полости производить сфокусированными звуковыми волнами, то значение величин t и p на заключительном этапе процесса будет иметь расчетные значения пропорциональные 2 (или 3 для сферического излучателя). Поэтому-то существует вероятность, что при соответствующих размерах излучателей в их геометрических центрах удастся получить условия, достаточные для протекания реакций ядерного синтеза, даже несмотря на наличие газов в кавитационных полостях.

В принципе это правильные рассуждения.

Однако ошибка исследователей состоит в том, что при использовании для возбуждения радиальных колебаний стенок излучателей синусоидального или любого иного электрического сигнала, полупериоды которого имеют равные длительности, значительного усиления явления сонолюминесценции в геометрических центрах симметрии получить не удастся.
Подобная ошибка в частности была допущена авторами нашумевшей работы группы Талейархана и др. Эти исследователи для порождения и схлопывания кавитационных пузырьков в геометрическом центре симметрии цилиндрического излучателя использовали синусоидальные (гармонические) звуковые волны частотой 19,3 кГц. В результате авторы указанной работы взбили пену из множества кавитационных пузырьков вблизи геометрического центра симметрии цилиндрического излучателя. А пена, как известно, является хорошим звукоизолятором, из-за этого группе Талейархана не удалось сосредоточить непосредственно в геометрическом центре симметрии цилиндрического излучателя энергию, достаточную для возбуждения кавитационного ядерного синтеза – пена экранировала прохождение звука. Поэтому, не смотря на достаточно основательные математические выкладки, которые, казалось бы, свидетельствуют о возможности соносинтеза при коллапсе газового пузырька, группе Талейархана на практике не удалось получить бесспорные экспериментальные доказательства протекания ядерных реакций в кавитационных процессах. И причина неудачи исследователей из этой интернациональной группы кроется именно в использовании гармонических звуковых волн. (Эту работу и мои комментарии к ней можно посмотреть здесь).

(Примечание: в 2006 г. к аналогичному выводу о невозможности использовать синусоидальные волны для усиления кавитации пришли исследователи Е.А. Смородов и Р.Н. Галиахметов. Смотрите их статью: "Расчет установки для кумуляции энергии в газовых пузырьках", скачанную из ИНТЕРНЕТА.)

Действительно, если тщательно разобраться, то можно прийти к однозначному выводу о том, что получить стоячую волну, вызванную синусоидальным сигналом, в цилиндрическом или сферическом излучателях невозможно, если в геометрическом центре симметрии излучателя происходит процесс выделения энергии.

Для того, что бы понять, почему в сферическом или цилиндрическом излучателях невозможно эффективно использовать стоячие волны, вызванные синусоидальным сигналом, для возбуждения процессов сонолюминесценции и получать за счет этого реакций ядерного синтеза, используем широко распространенный в математике приём «рассмотрение от противного». Сделаем допущение, которое потом в процессе логического анализа приведёт нас к противоречию с этим самым, сделанным ранее, допущением.

Мы сейчас мысленно представим (сделаем допущение, противоречащее экспериментальным фактам), что при использовании стоячих звуковых волн в центрах симметрии цилиндрического или сферического излучателей наблюдается очень мощный выход энергии – происходят ядерные микровзрывы.

Здесь будет уместно напомнить, что собой представляет стоячая волна в строгом математическом смысле. Смотрите книгу: Б.М. Яворский, Ю.А. Селезнев «Справочное руководство по физике» (для поступающих в вузы и для самообразования). Издательство «Наука». Главная редакция физико-математической литературы, 1984; с изменениями 1989. Стр. 328:

«Частным случаем интерференции волн являются стоячие волны. Стоячая волна в простейшем случае образуется в результате наложения двух волн, распространяющиеся во взаимно противоположных направлениях, если интерферирующие волны удовлетворяют следующим условиям: их частоты, амплитуды и направления колебаний должны быть одинаковыми».

В этом определении я специально подчеркнул слова: частоты и амплитуды должны быть одинаковыми.

В случае же с фокусировкой звуковых волн в сферическом или цилиндрическом излучателях и получения за счет этого ядерных микровзрывов эти условия изначально, по определению, не выполняются. В силу того, что изначально мы пытаемся получить в центре симметрии дополнительный выход энергии от ядерных реакций (в этом, собственно говоря, и состоит наша конечная цель). В жидкости одновременно распространяются две волны: Первичная (набегающая) волна, распространяющаяся от стенок излучателя к центру симметрии излучателя и Обратная волна, распространяющаяся из центра симметрии после схлопывания кавитационной полости (после ядерного микровзрыва). Причем обратная волна будет иметь бо’льшую энергию (бо’льшую амплитуду) по сравнению с набегающей волной, распространяющейся от стенок излучателя.

Во-вторых, надо учитывать, что жидкость в центре симметрии излучателя перед схлопыванием кавитационной полости стоячими волнами, уже была сильно сжата набегающей волной повышенного давления. А затем в момент схлопывания кавитационной полости, когда происходит ядерный микровзрыв (допущение, сделанное нами), слои жидкости окажутся сжаты еще больше, из-за этого изменятся условия распространения звуковых волн. С учетом нелинейной характеристики потенциальной энергии взаимодействия молекул жидкости, становится ясно, что начальная скорость распространения обратной волны, порожденной ядерным микровзрывом, и распространяющейся из центра симметрии излучателя, будет существенно больше, чем скорость набегающей волны, которой ранее осуществляли схлопывание кавитационных полостей. А, кроме того, частота Обратной волны, порожденной ядерным микровзрывом, будут существенно больше частоты Первичной звуковой волны, порождающей этот микровзрыв при схлопывании кавитационной полости.

В-третьих, в силу высоких давлений возле центра симметрии будут проявляться сильные нелинейные эффекты, при которых характерно появление дополнительных гармоник. (Можно сказать, что в нелинейных средах волны взаимодействуют между собой, причем часто это взаимодействие происходит таким образом, что нам чисто интуитивно очень трудно предсказать динамику этого взаимодействия. И тем более трудно сделать прогнозы динамики взаимодействия в среде, нелинейность которой имеет градиент – в центре излучателей нелинейные эффекты очень сильные, на периферии, ближе к стенкам излучателей, они существенно уменьшаются).

Все эти факторы (разные амплитуды и скорости встречных волн, разные частоты и появление дополнительных гармоник) в своей совокупности противоречат условиям существования стоячей волны в классическом смысле этого понятия.

Таким образом, мы пришли к противоречию, из которого следует вывод: если в геометрическом центре симметрии излучателей происходят ядерные микровзрывы, то в жидкости, заполняющей излучатель, не может быть стоячих волн. При ядерных взрывах в излучателях будет полный хаос, но никак не стоячая волна.

С другой стороны будет верно и обратное утверждение: нам
не удастся использовать стоячие волны для эффективного усиления явления сонолюминесценции и, как следствие, для получения за счёт этого реакций ядерного синтеза, т.к. в этом случае произойдет расфокусировка энергии звуковых волн.

Т.е., говоря иными словами,
мы не можем для получения ядерных микровзрывов в геометрических центрах симметрии излучателей использовать электрический сигнал синусоидальной формы или любой иной биполярный электрический сигнал, в котором совпадает длительность полупериодов.

(Если бы только что приведенный тезис был неверным, т.е., если бы в природе существовала возможность получения в цилиндрических сосудах с помощью стоячих звуковых волн
реакций ядерного синтеза, то окружающий мир превратился бы для человечества в сплошную техногенную катастрофу. Ибо человечество создало вокруг себя огромное число цилиндрических емкостей, заполненных жидкостями, достаточно вспомнить хотя бы простой многокилометровые городские водопроводы, трубы которых имеют весьма приличный диаметр, или железнодорожные цистерны. Малейшее сотрясение этих цилиндрических емкостей могло бы привести к возникновению в этих ёмкостях самоподдерживающихся стоячих звуковых волн, вызывающих в геометрических центрах симметрии ёмкостей ядерные микровзрывы. Причем этот процесс был бы саморазгоняющимся, а финальная его стадия – взрыв, приводящий к разрушению цилиндрической емкости. Однако, насколько мне известно, нигде в мире не наблюдаются подобные взрывные явления в тысячекилометровых трубопроводах или при транспортировке десятков тысяч железнодорожных цистерн. С другой стороны формулы № 1 и вся физика, сопутствующая им, слишком просты, что бы в них была какая-нибудь ошибка. Поэтому остаётся только одна возможность для объяснения неудач экспериментаторов, пытавшихся получить выделение энергии от ядерных микровзрывов посредством фокусировки стоячих волн, это – изначальная несовместимость реакций ядерного синтеза и стоячих волн.)

Здесь, пожалуй, для наглядности будет уместно привести следующую электротехническую аналогию: Мы можем рассматривать
явление усиления сонолюминесценции с помощью фокусировки энергии звуковых волн в геометрических центрах симметрии цилиндрического или сферического излучателя и получения за этот счет реакций ядерного синтеза как некий нелинейный ядерный усилитель. См. фиг. № 5, где это явление условно обозначено операционным усилителем. (Для большей наглядности на изображении операционного усилителя нарисовано стилизованное изображение атома).

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 5.

 

Подача первичного сигнала на вход операционного усилителя по идеи должна была бы вызвать на выходе появление более мощного выходного сигнала.

Вопрос: почему подобного события не наблюдается на практике при использовании стоячих волн (при подаче на вход нашего ядерного операционного усилителя периодических колебаний, длительность полупериодов которых совпадают)?

Дело в том, что при использовании стоячих волн для возбуждения сонолюминесценции в сферических или цилиндрических излучателях, т.е. при подаче на вход ядерного операционного усилителя периодических колебаний, полупериоды которых имеют одинаковую длительность, возникает нелинейная отрицательная обратная связь), которая обусловлена Обратной волной, распространяющейся в жидкости после проявления первых признаков начала ядерных реакций в центре симметрии излучателя. При этом эта Обратная волна препятствует дальнейшему процессу фокусировки энергии в центре симметрии и не позволяет далее существенно усилиться процессу сонолюминесценции. (На фигуре № 5 обратная отрицательная связь обозначена проводом, идущим с выхода операционного усилителя на его инвертирующий вход.) Поэтому-то все попытки исследователей использовать фокусировку на стоячих волнах превратились по сути дела в нагнетание энергии по всему объему жидкости, заполняющий излучатель. И лишь небольшая часть этой энергии, посылаемой исследователями в излучатель от внешних источников, фокусируется в локальном объеме, вызывая незначительное усиление протекания явления сонолюминесценции в центрах симметрии излучателя.

Итак, использование для фокусировки стоячих волн (точнее биполярных электрических сигналов с полупериодами одинаковой длительности) абсолютно бесперспективно.

Косвенным подтверждением высказанного мной предположения о несовместимости протекания ядерных реакций и стоячих волн, возбуждаемых синусоидальными сигналами, является факт увеличения давления при захлопывании кавитационных пузырьков при снижении частоты звука, указанный в уже ранее приводившийся мной выдержке из Большой Советской Энциклопедии. По-видимому, это обстоятельство многие исследователи попросту игнорировали. (К сожалению, у меня нет возможности в журнальной статье подробно анализировать этот факт.)

Выходом из возникшего затруднения может быть
использование для усиления протекания сонолюминесценции бегущих волн, вызываемых электрическими сигналами особой формы. Т.е. для гарантированного усиления явления сонолюминесценции в каждом отдельном акте схлопывания кавитационной полости мы должны заставить колебаться стенки излучателей иным (не синусоидальным) образом.

Возможная форма таких электрических сигналов, вызывающих колебания стенок излучателя, представлена на фигуре № 6, где показана соответствующая временная диаграмма.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 6.

 

Период биполярного импульса, вызывающего один цикл работы излучателя (один акт порождения и схлопывания кавитационной полости в центре симметрии излучателя),  равен:    1 + 2 + 3, т.е. состоит из трех этапов.

Вначале каждого периода колебаний передний фронт A – B биполярного импульса тока вызывает резкое радиальное растяжение стенок излучателя в течение времени 1 достаточном для того, чтобы бегущая волна пониженного давления [см. фиг. № 7 ] успела распространиться со скоростью v1 близкой к обычной скорости звука (для данной жидкости) от стенок к центру симметрии излучателя и сформировать в нем кавитационные полости, ещё до того, как позже к центру симметрии подойдет бегущая волна повышенного давления. (При этом из-за радиального растяжения происходит упругая деформация стенок излучателя и в них запасается энергия.)

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 7.

По прошествии промежутка времени 1 полярность электрического тока на диаграмме см. фиг. № 6 резко меняется (фронт C - D) и стенки излучателя подвергают резкому радиальному обжатию в течение времени 2, несколько меньшим того времени, которое ранее было затрачено на распространение бегущей волны пониженного давления и формирование ею кавитационных полостей в геометрическом центре симметрии цилиндрического излучателя. Т.е.  1 больше чем 2. При этом высвобождается энергия, которая ранее была затрачена на совершение упругой деформации радиального растяжения стенок излучателя, а, кроме того, из-за изменения направления тока мы ещё и сильно подпираем стенки излучателя электромагнитным полем. Здесь также следует обратить внимание на то обстоятельство, что на диаграмме, показанной на фигуре № 6, амплитуда “D” электрического тока, ответственного на этапе 2 за сжатие стенок излучателя, существенно больше амплитуды “B” электрического тока, ответственного на этапе 1 за растяжение стенок излучателя. Т.е. для формирования волны сжатия, схлопывающей кавитационную полость, используется ток с амплитудой больше, чем на формирование предшествующей волны разряжения. Поэтому амплитуда волны повышенного давления будет изначально существенно больше по сравнению с амплитудой волны разряжения. В результате этого возникает бегущая волна повышенного давления , распространяющаяся с постепенно нарастающей скоростью от стенок к центру симметрии излучателя. Смотрите фиг. № 8, на которой изображено одновременное распространение волны  разряжения и волны повышенного давления в направлении центра симметрии излучателя.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 8.

 

Причем на заключительном этапе, при подходе к геометрическому центру симметрии излучателя, скорость распространения бегущей волны повышенного давления может существенно превысить обычную скорость распространения звука в данной жидкости – волна повышенного давления перерождается в ударную волну. (Последний миг распространения двух бегущих волн показан на фиг. № 9 - в центре симметрии излучателя имеется кавитационная полость, окруженная со всех сторон набегающей волной повышенного давления. В этих условиях и происходит схлопывание кавитационных полостей в центрах симметрии излучателей - динамическое давление слоев жидкости, окружающих кавитационную полость, оказывается в тысячи раз больше среднего статического давления жидкости, заполняющей внутренний объём излучателя.)

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 9.

 

Таким образом, промежуток времени 2 – это время, в течение которого бегущая волна повышенного давления успеет распространиться со скоростью, превышающей звуковую, от стенок к геометрическому центру симметрии излучателя.

Далее, как это видно из диаграммы, изображенной на фигуре № 6 в электрическом сигнале, применяемом для возбуждения колебаний стенок излучателя, следует резкий спад электрического тока и в цикле работы излучателя следует самый продолжительный этап: 3. В течение этого времени в излучателе должны прекратиться звуковые колебания, вызванные ядерным микровзрывом, порожденным схлопыванием кавитационных полостей, или же амплитуда этих колебаний должна стать настолько малой, чтобы они уже не могли препятствовать повторению рабочего цикла, т.е. новому акту порождения-схлопывания кавитационных полостей.

По окончании этапа 3 весь процесс возбуждения колебаний стенок излучателя многократно повторяется.

Такой способ возбуждения колебаний стенок излучателя обладает значительным преимуществом по сравнению со способами, в которых возбуждение излучателя осуществляется синусоидальным сигналом или прямоугольным меандром.

Дело в том, что при таком способе возбуждения колебаний энергия схлопывания пузырьков бегущими волнами на оси цилиндрического излучателя может оказаться во много раз больше, в сравнении с той, которая будет наблюдаться при использовании стоячих звуковых волн. Это объясняется тем, что передний фронт бегущей волны сжатия, подпираемый последующими слоями жидкости, по мере приближения к оси цилиндра (сферы) может приобрести скорость, существенно бо'льшую, чем скорость распространения звука для данной жидкости, имеется в виду скорость распространения звука в воде при давлении Pстат. (Это явление обусловлено тем, что давление в волне сжатия будет очень сильно нарастать по мере её движения к геометрической оси цилиндрического излучателя. При больших давлениях меняются упругие свойства жидкости – возрастает сила отталкивания между молекулами. Кинетическая энергия, распределенная по всей массе жидкости, заключенной в полости цилиндрического излучателя будет передана небольшому слою жидкости, окружающему пузырьки квазивакуума, возникшие на оси цилиндрического излучателя. На фигуре № 9 показано распределение значений давления в цилиндрическом излучателе за миг до схлопывания пузырьков. Высота гребней несколько превышает границу, определенную гиперболой. Таким образом, почти вся энергия колебаний стенок излучателя сфокусируется в очень малом объёме. При таких условиях энергия схлопывания пузырьков, как я уже отмечал ранее, окажется существенно больше, что во много раз повышает вероятность протекания ядерных реакций.
(Здесь надо учитывать одну тонкость: скорость распространения волны пониженного давления будет иметь скорость близкую к обычной скорости звука, в то время как волна сжатия будет иметь скорость существенно бо'льшую особенно на заключительном этапе своего распространения. Поэтому, с учетом указанной особенности длительность этапа 1, в возбуждающих биполярных импульсах надо подбирать таким образом, что бы волна повышенного давления не нагоняла бы и не разрушала бы волну разряжения до того, как в центре симметрии не успели образоваться пузырьки квазивакуума.)

Причем нет необходимости пассивно ждать завершения этапа 3, т.е. того момента, когда звуковые колебания, вызванные ядерным микровзрывом, самостоятельно прекратятся в излучателе. Упорядоченная по своей структуре Обратная звуковая волна, порожденная ядерными микровзрывами, может быть легко применена для генерации электроэнергии непосредственно стенками излучателя, путем использования обратного пьезоэффекта, если излучатель изготовлен из пьезоматериалов, или явления электромагнитной индукции, если для работы излучателя используются электромагниты. Этим самым «мы одним выстрелом убиваем трех зайцев» - во-первых, вырабатываем электроэнергию, во-вторых, уменьшаем длительность этапа 3 (за счет эффективного отсоса энергии колебаний Обратной волны, порожденной ядерным микровзрывом, и трансформации её в электроэнергию). И как следствие повышаем общую эффективность работы источника ядерной энергии – увеличиваем за счет уменьшения этапа 3 частоту следования актов порождения-схлопывания кавитационных полостей, максимально приближая её к частоте синусоидального сигнала.

Кроме того, необходимо обратить внимание на то, что на диаграмме, изображенной на фигуре № 6, у положительного электрического выброса ответственного за формирование в излучателях бегущей волны повышенного давления, передний фронт C-D – крутой. Это отнюдь не случайно. Ведь схлопывание кавитационных полостей осуществляется передним фронтом бегущей волны повышенного давления и чем он будет круче, тем интенсивнее протекает явление сонолюминесценции. Поэтому следует обратить особое внимание вопросу формирования крутизны переднего фронта C-D возбуждающего импульса.

Бегущие звуковые волны разряжения-сжатия, порожденные биполярными электрическими импульсами, диаграмма которых изображена на фигуре № 6, будут обладать уникальными и в какой-то мере взаимоисключающими свойствами:

Во-первых, дальнобойностью, характерной для звуковых волн низкой частоты,

а, во-вторых, за счет максимально крутого переднего фронта C - D положительного выброса электрического сигнала бегущие волны повышенного давления приобретут высокую разрешающую способность, свойственную волнам высокой частоты. В совокупности эти свойства позволят лучше сконцентрировать энергию бегущей волны повышенного давления на кавитационных полостях.

Специальная адаптивная электроника, ориентируясь на амплитуду электрического напряжения, генерируемого стенками излучателя в процессе воздействия на них Обратной волны, порожденной ядерным микровзрывом, периодически слегка варьирует длительность этапов 1, 2, 3 в возбуждающих импульсах оптимально подстраивая энергетическую установку на получение максимальной мощности. (Создание электронных адаптивных цепей уже сугубо рутинная задача, практически лишенная какого-либо творческого начала. Поэтому на этом чисто техническом вопросе автор останавливаться не будет.)

По сути дела, подобные цилиндрические или сферические излучатели, радиальные колебания стенок которых осуществляется биполярными электрическими сигналами, по своей форме напоминающим диаграмму, изображенную на фигуре № 6, представляют собой дешевые компактные импульсные ускорители на встречных высокоплотных пучках.

Теперь рассмотрим общую схему термоядерной энергетической установки, работающей с применением явления сонолюминесценции [см. фиг. № 10]. Она напоминает обычную двухконтурную энергетическую установку уранового ядерного реактора, только вместо последнего используется цилиндрический или сферический звуковой излучатель – на фигуре обозначен цифрой № 1.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 10.

Первый контур заполнен тяжелой водой с растворенными в ней солями 6Li и газами дейтерием и тритием. Цифрой № 2 обозначена зона звукового облучения жидкости (зона протекания реакций ядерного синтеза). Цифрой № 3 обозначена труба, по которой из излучателя вытекает нагретая жидкость. Цифрой № 4 обозначен теплообменник. Цифра 5 - устройство насыщения тяжелой воды газами дейтерием и тритием. Цифра 6 – центробежный насос, прогоняющий тяжелую воду сквозь излучатель. Пар из теплообменника 4 поступает на турбину 7 электрогенератора 8. Цифрой 9 обозначен еще один теплообменник, нагретая вода от которого поступает по трубе 10 на бытовые нужды населения, живущего рядом со станцией (отопление, водопровод). Цифрами 11 и 12 обозначены еще два центробежных насоса. Кроме того, как и в случае с традиционным урановым реактором, вокруг звукового излучателя и первого контура располагается радиационная защита, предотвращающая выход излучений из устройства. (На рисунке она не показана.)


Очень интересная идея была предложена М.А. Маргулисом - автором изобретения: «Способ получения высокотемпературной плазмы и осуществления термоядерных реакций» (уже упоминавшийся мной патент № 2096934 RU). Однако это изобретение было плохо проработано его автором в инженерном отношении, в частности в предложенном им описании и формуле изобретения фигурирует ряд трудно, или непонятно каким образом, осуществляемых технологических процессов. Например, он предлагает использовать «специальное дозирующее устройство, которое подаёт газовый пузырек» в зону звуковых колебаний с плотностью мощности не менее 1014 Вт · см -3 - можно подумать, что какое-то устройство способно выдержать длительное пребывание в зоне с такой плотностью мощности, характерной для протекания ядерных реакций. (Читатель может ещё раз посмотреть чертёж из описания патента М.А. Маргулиса). Затем каким-то непонятным образом М.А. Маргулис предлагает удалять кавитационный пузырёк из области с указанной мощностью и заменить его новой порцией газов.

Я уже не говорю о том, что автор патента № 2096934 RU не описал в своей работе структуру электрических импульсов, аналогичных тем, которые представлены в этой статье на фигуре № 6.

Тем не мене в своём изобретении, как я уже отмечал, Маргулис М.А. выдвинул весьма перспективную идею: усиления процесса сонолюминесценции, протекающей в геометрических центрах симметрии цилиндрических или сферических излучателей, постоянным электрическим полем.

Теперь можно рассмотреть его идею, более правильно оформив её с инженерной точки зрения (см. фиг. № 11).

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 11.

Через цилиндрический сосуд 1 протекает диэлектрическая жидкость 2, насыщенная газами дейтерием и тритием. Снаружи на сосуде закреплён цилиндрический излучатель 3, колебания которого возбуждаются от внешнего источника электрических сигналов, которые по своей форме напоминают сигналы изображенные на фигуре № 6 (этот внешний источник на фигуре 11 не показан). Вдоль геометрической оси цилиндрического сосуда 1 расположены соосно два электрода 4, на которые от внешнего источника 5 подаются биполярные импульсы. Импульсные бегущие звуковые волны разряжения-сжатия, вызванные в жидкости колебаниями цилиндрического излучателя, циклически порождают в геометрическом центре симметрии кавитационные полости, которые на фигуре № 11 показаны цилиндриком 6. Затем на второй стадии, в момент схлопывания кавитационного цилиндрика бегущей волной повышенного давления, вдоль оси цилиндрика образуется токопроводящая плазма. Электрическое поле, берущее начало на электродах 4, вызывает поляризацию этой плазмы (движение её зарядов) или даже электрический пробой вдоль оси цилиндрического сосуда. В результате подобного движения электрических зарядов (протекания электрического тока) плазма получит дополнительный разогрев, в соответствии с законом Джоуля‑Ленца. Одновременно плазменный цилиндрик будет продолжать подвергаться радиальному обжатию бегущей волной повышенного давления - возникнет своеобразный ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ "пинч-эффект". В результате всего этого вероятность протекания реакций ядерного синтеза повышается ещё больше. Для уменьшения эрозии электродов 4, обусловленной воздействием кавитации, они удалены из зоны непосредственного сфокусированного звукового воздействия излучателя 3.

А для уменьшения электрохимической эрозии электродов, как уже указывалось, электрическое напряжение, подаваемое на электроды 4, носит переменный характер в виде биполярных импульсов, периодически меняющих свою полярность после каждого акта схлопывания кавитационных полостей. (На фигуре № 12 совместно показаны временные диаграммы биполярных электрических импульсов, порождающих в излучателях бегущие волны разряжения-сжатия, и биполярные импульсы, подаваемых на электроды 4. Указанная фигура даёт представление о синхронизации этих двух видов импульсов: передний фронт C-D в электрическом импульсе, вызывающий в цилиндрическом излучателе бегущую волну повышенного давления, впоследствии схлопывающую кавитационные полости, порождает, с некоторым запаздыванием, биполярные импульсы, подаваемые на электроды 4).

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 12.

Однако угроза кавитационной и электрохимической эрозии электродов 4 все-таки остаётся, что является недостатком устройства, изображенного на фигуре № 11, т.к. снижает его надёжность. Можно надеяться, что удастся получить реакции управляемого ядерного синтеза по более простой безэлектродной схеме, обойдясь лишь одной фокусировкой звуковых бегущих волн разряжения-сжатия.

(Следует также напомнить, что в 1950—55 крупный советский физик П.Л. Капица разработал СВЧ генераторы нового типа, дающие мощность до 300 квт в непрерывном режиме, и обнаружил, что при высокочастотном разряде в плотных газах образуется стабильный плазменный шнур, предполагаемая температура электронов в котором 105—106 К. В своё время эта работа (опубликована в 1969 г.) открыла новое направление исследований в области осуществления управляемого термоядерного синтеза. В связи с этим можно попытаться использовать в представленном здесь устройстве для увеличения протекания термоядерных реакций СВЧ излучение, подаваемое на электроды № 4. Однако надо осознавать, что процесс схлопывания кавитационных полостей это быстро протекающий процесс, поэтому имеет смысл подавать СВЧ излучение на электроды № 4 только в момент коллапса пузырьков).


Как бы там ни было, представленные здесь рассуждения открывают прекрасную возможность получения реакций управляемого ядерного синтеза. Причем позволяют это сделать способами, гораздо более простыми и несравненно более дешевыми, чем при использовании ТОКАМАКов и прочих грандиозных сооружений.

Более того, вполне возможно, что рассмотренные здесь устройства окажутся весьма компактными, из-за этого их в дальнейшем можно будет использовать непосредственно на автономных транспортных средствах, чего никогда не приходится ожидать от других традиционных проектов установок ядерного синтеза.


Теперь обсудим некоторые, чисто технические вопросы изготовления звуковых излучателей и схемы электронных цепей, порождающие электрические импульсы необходимого профиля.


Вначале рассмотрим возможные конструкции излучателей.

Здесь существует несколько возможностей:

Во-первых, использование пьезоэлектрических материалов. Излучатель принципиально может представлять собой следующее устройство (см. фигуру № 13): полый цилиндр с относительно тонкими металлическими стенками № 1, внутренняя полость которого в последствии заполняется жидкостью № 2, где будут производить порождение и схлопывание кавитационных полостей. Этот цилиндр № 1 используется также в качестве одного из электродов, на который подаётся электрическое напряжение, заставляющее вибрировать излучатель. Второй электрод в конструкции излучателя представлен внешним толстостенным металлическим цилиндром № 3. Зазор между этими металлическими цилиндрами заполнен веществом № 4, обладающим пьезоэлектрическими свойствами.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 13.

 

С помощью веществ, обладающих свойством пьезоэффекта, можно изготовить СФЕРИЧЕСКИЙ ИЗЛУЧАТЕЛЬ, фиг. № 14, где цифрой 1 помечена внутренняя металлическая сферическая полость излучателя, цифрой 2 – вещество, обладающее пьезоэффектом, цифрой 3 - внешняя массивная сферическая оболочка излучателя. Цифрами 4 показаны трубки, по которым в излучатель втекает и вытекает жидкость.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 14.

 

(Сферические, так же как и цилиндрические, пьезоизлучатели можно изготовить из цирконата-титаната свинца, ЦТС, - керамики, которой в процессе обработки можно придать любую форму. Технология создания полого сферического излучателя аналогична созданию веретенообразной полости однопузырькового кавитационного реактора - см. текст после фигуры № 40).
Однако, вещества, обладающие пьезоэффектом не достаточно стойкие к радиации, и поэтому не очень хорошо подходят для термоядерного реактора. А кроме того, явление обратного пьезоэффекта имеет малый КПД. В связи с этим рассмотрим возможность осуществления фокусировки, в том числе и сферической, на основе электромагнитных излучателей:

Другой способ возбуждения радиальных колебаний цилиндрического излучателя отличается, тем, что вместо переменного электрического поля предполагается использовать переменное магнитное поле. Подобные т.н. "магнитострикционные" излучатели уже существуют и описаны в литературе. Однако можно предложить и другие конструкции электромагнитных излучателей, две из них рассматриваются ниже.
Принципиальная конструкция такого излучателя показана на фигуре № 15, где цифрами 1 обозначены разрезы стенок цилиндрического излучателя (в данном случае он изготовлен из ферромагнитного сплава). Цифрами 2 обозначены стены массивного внешнего цилиндра (он также изготовлен из ферромагнетика). Между внешней поверхностью цилиндрического излучателя и стенками внутренней полости большого (охватывающего) цилиндра имеется зазор 3.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 15.

 

На поверхностях деталей 1 и 2 имеются пазы, в которые уложены обмотки (провода электромагнитных катушек).

Направление электрического тока в обмотках показано традиционным для электротехники способом: окружность с «+» в средине, если электрический ток имеет направление «от нас» и окружность с «∙» в средине, если электрический ток направлен «к нам».

На фигуре № 15 показано направление токов в обмотках цилиндрического излучателя и внешнего охватывающего цилиндра в момент времени t1.  Причем  оно таково, что их стенки отталкиваются магнитным полем друг от друга. При этом цилиндрический излучатель испытывает деформацию радиального сжатия.

Фигура № 16 показывает ту же систему: «цилиндрический излучатель – внешний цилиндр» в момент времени t2 по прошествии определённого времени – после растяжения стенок излучателя. При этом направление электрического тока в обмотках внешнего (охватывающего) цилиндра поменялось на противоположное (по сравнению с фиг. № 15) и теперь стенки цилиндрического излучателя будут притягиваться магнитным полем к стенкам внешнего массивного цилиндра. В этих условиях цилиндрический излучатель будет испытывать деформацию радиального растяжения.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 16.

 

Обмотки на цилиндрическом излучателе подключены последовательно и питаются от источника постоянного тока. На фигуре № 17 схематично показано такое последовательное соединение обмоток (цифрой 1 обозначен цилиндрический излучатель). Витки обмотки 2 намотаны в одну сторону, витки обмотки 3 имеют иное направление намотки. Та часть провода обмоток, которая закрыта излучателем, на фигуре показана штриховой линией). Обе обмотки подключены последовательно (направление тока в питающих проводах «снизу - вверх») однако направление токов в обмотках 2 и 3 будет разное, что и изображено на фигуре № 17 символами «+» и «∙» в окружностях, нарисованных рядом с указанными обмотками.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 17.

 

Обмотки внешнего цилиндра также соединены последовательно друг за другом и так же направление намотки их витков чередуется. Однако питание обмоток внешнего массивного цилиндра осуществляется уже от источника переменного тока.

Возможно, также иное, радиальное, расположение катушек электромагнитов на поверхности цилиндрического излучателя, смотрите фигуру № 18, где показан аксонометрический вид внутреннего цилиндра излучателя. Внутренний цилиндр излучателя № 1 имеет на своей внешней поверхности четное количество выступов № 2, ограниченных небольшими бортиками № 3. На эти выступы и наматываются провода катушек, имеющие последовательное соединение. Бортики препятствуют соскальзыванию проводов электромагнитных катушек.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 18.

 

 

У внешнего массивного цилиндра излучателя тоже имеется аналогичное число выступов с бортиками, только они направлены внутрь, навстречу выступам внутреннего цилиндра. На эти выступы также наматываются витки проволоки. Общая конструкция излучателя (взаимное расположение малого и большого цилиндров) показана в поперечном разрезе на фигуре № 19.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 19.

 

В каком-то смысле, подобное расположение катушек электромагнитов на деталях излучателя повторяет традиционное расположение катушек ротора и статора в электродвигателях постоянного тока. Поэтому изготовление подобных излучателей не должно встретить больших трудностей у технологов.

При этом необходимо учитывать, что в процессе работы излучателей в геометрических центрах симметрии будут происходить локальные ядерные микровзрывы (мы, собственно говоря, именно этого и добиваемся). При этом из геометрического центра симметрии будет распространяться по направлению к стенкам излучателя ударная волна, амплитуда давления в которой будет значительно превышать амплитуду давления бегущих волн, ранее совершивших схлопывание кавитационных полостей в геометрическом центре симметрии излучателя. В силу этого для изготовления стенок излучателя предполагается использовать прочные металлические сплавы с аморфной структурой расположения атомов, которые, как известно, имеют более высокие прочностные характеристики по сравнению с поликристаллическими сплавами металлов. (Технология получения ТОЛСТЫХ изделий из аморфных металлических сплавов описана мной в одной из заявок на группу изобретений).

Теперь обсудим вопросы возбуждения электромагнитных импульсов.

Не зависимо от того, какой из способов мы выберем для возбуждения механических колебаний стенок излучателей (переменным магнитным полем или пьезоэлектрический), в любом случае электронные цепи, ответственные за это могут быть схематично представлены похожим набором элементов, как это показано на фигурах № 20 и № 21. (Далее в целях экономии места я ограничусь только рассмотрением электронных цепей, возбуждающих механические колебания излучателей с помощью переменного магнитного поля. Т.к. эти цепи фактически в равной степени пригодны и для организации работы излучателей и с применением пьезоэлектрического эффекта. И лишь в особых, весьма редких случаях, когда различия будут существенны, я приведу соответствующие описания работы электронных цепей, предназначенных для работы с излучателями, изготовленными из пьезоэлектрических материалов.)

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 20.

 

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 21.

 

На фигуре № 20 символом L  - условно обозначает набор индуктивных катушек, ответственных за возбуждение радиальных механических колебаний стенок цилиндрического излучателя. По этим катушкам должен проходить переменный электрический ток, который возникает оттого, что мы поочередно с помощью трехпозиционного переключателя SA1 подключаем к катушкам индуктивности L источники постоянного тока GB1 и GB2.

На фигуре № 21 вместо катушки индуктивности условно изображён конденсатор С1, между обкладками которого в качестве диэлектрика подразумевается наличие вещества, обладающего пьезоэлектрическим эффектом. (Таким образом по крайне мере изображают в литературе по электронике кварцевые генераторы.)

Здесь на фигурах № 20 и № 21 для простоты условно показаны трехпозиционные механические переключатели SA1. На самом деле в реальных электрических схемах, питающих цилиндрические или сферические излучатели, должны, конечно, использоваться электронные переключатели, собранные на транзисторах или других электронных бистабильных элементах и управляемые внешними тактирующими импульсами. Позже я еще вернусь к этому вопросу и приведу необходимые схемы транзисторных переключателей, а пока для простоты и наглядности изложения буду изображать на фигурах электрические цепи с механическими переключателями.

При этом надо заметить, что полярность подключения источников постоянного напряжения GB1 и GB2 к катушке L оказывается разной, в зависимости от того, в каком из двух крайних положений находится подвижный контакт трехпозиционного переключателя SA1. Поэтому через катушку L будет поочередно протекать электрический ток то в одном, то в другом направлениях.

Так резкое перемещение подвижного контакта в крайне левое положение подключает к катушке индуктивности L левый источник постоянного напряжения GB1, что вызовет протекание по катушке индуктивности L протекание электрического тока в направлении сверху – вниз.

Момент времени t0 подключения катушки L к GB1 может быть отражен на временной диаграмме сигналом включения (см. фигуру № 22).

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 22.

 

Нас в дальнейшем будет интересовать такая характеристика этого сигнала включения как крутизна переднего фронта A – B.

Мы условимся считать, что такой резкий сигнал включения с направлением электрического тока сверху – вниз, протекающего по катушке, вызывает в цилиндрическом излучателе своим передним фонтом радиальное растяжение стенок излучателя и как следствие в жидкости, заполняющей внутреннюю полость излучателя, начнет распространяться по направлению к геометрическому центру симметрии бегущая волна пониженного давления. Эта волна позже сформирует в геометрическом центре симметрии излучателя необходимые нам кавитационные полости.

Спустя время τ1 быстрое перемещение подвижного контакта трехпозиционного переключателя SA1 в крайне правое положение отключит L от источника GB1 и подключит к катушке L более высоковольтный источник GB2 другой полярности. При этом временная диаграмма электрических токов будет примерно такой, как это представлено на фигуре № 23.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 23.

 

Направление электрического тока в катушке резко поменялось, и теперь стенки цилиндрического излучателя будут подвергаться всестороннему радиальному сжатию магнитным полем. При этом в излучателе возникает бегущая ударная волна повышенного давления, распространяющаяся с нарастающей скоростью по направлению к геометрическому центру симметрии, где в это время будет заканчиваться формирование кавитационных полостей.

При этом чем круче будет передний фронт бегущей ударной волны повышенного давления, осуществляющей схлопывание кавитационных полостей, тем эффективнее удастся сконцентрировать энергию этой волны на кавитационных полостях.

А для этого необходимо сделать так, чтобы как можно больше была крутизна переднего фронта C – D электрического тока (см. фиг. № 23), протекающего по виткам катушки L (см. фиг. № 20). Но именно здесь мы и сталкиваемся с определённой трудностью. Дело в том, что значение индуктивности катушек L может быть весьма существенным.

(Напомню: при использовании для возбуждения механических колебаний цилиндрического излучателя предполагается применять систему обмоток (электромагнитных катушек), уложенных в пазы, выполненные в ферромагнитном материале. И как раз-то из-за того, что катушки соседствуют с ферромагнетиками, значение их L значительно возрастает.

Из элементарного курса физики известно, что индуктивности, имеющаяся в электрической цепи,  препятствует всякому резкому изменению электрического тока (см. фиг. № 24), где показана электрическая цепь, состоящая из вольтметра, амперметра, источника постоянного напряжения, ключа SA и катушки индуктивности L (дросселя).

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 24.

 

При замыкании ключа SA на цепь, параллельную вольтметру, состоящую из амперметра и дросселя будет подан сигнал включения (вольтметр покажет резкий скачек напряжения). Однако порожденный этим скачком напряжения электрический ток, проходящий через амперметр и дроссель, будет иметь существенно меньшую скорость нарастания значения, т.е. крутизна переднего фронта электрического тока будет существенно меньше крутизны переднего фронта сигнала включения напряжения (см. фиг. № 25).

 

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 25.

 

Обойти указанную трудность: медленное нарастание электрического тока в цепи, содержащей большую индуктивность, можно, если обратить внимание на одну особенность формы графика тока. Дело в том, что угол наклона графика тока в момент времени t0 зависит от значения электрического напряжения сигнала включения (см. фиг. № 26 и № 27), где изображены временные диаграммы напряжений и соответствующих токов.

 

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 26.

 

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 27.

 

На фигуре № 26 электрическое напряжение сигнала включения имеет значение U1, при этом наклон (крутизна) графика тока, проходящего по электрической цепи, содержащей индуктивность, в момент времени t0 будет составлять с осью t (осью абсцисс) угол 1.

На фигуре № 27 электрическое напряжение сигнала включения, поданного на туже самую цепь, содержащую туже самую индуктивность, имеет значение вдвое больше по сравнению с
U1, т.е. U2 = 2 · U1. При этом угол 2, характеризующий наклон (крутизну) графика тока в момент t0, будет в два раза больше.

Таким образом, становится ясно, что для того, чтобы увеличить крутизну переднего фронта C – D электрического тока (см. фиг. № 23), протекающего по виткам катушек L (см. фиг. № 20), и тем самым увеличить крутизну ударной бегущей волны, распространяющейся в цилиндрическом излучателе, необходимо подключить к катушкам L источник высокого напряжения. Причем этот источник высокого напряжения должен быть подключен к катушкам L только на очень короткое время (на время действия переходных процессов). Иначе, если источник высокого напряжения будет подключен к катушкам L на длительное время, то после прекращения переходных процессов в цепи, содержащей L, будет протекать излишне сильный ток, что может обернуться для нас бесполезным рассеянием мощности, а то и пробоем изоляции катушек L вследствие нагрева её витков большим током. Поэтому ещё раз подчеркиваю, что источник высокого напряжения должен быть подключен к катушкам L только на время действия переходных процессов.

С указанной задачей успешно справится конденсатор малой ёмкости, способный без пробоя выдерживать высокое напряжение на своих обкладках (см. фигуру № 28).

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 28.

 

Электронная схема, представленная на фигуре № 28 работает так: вначале электрический ток через катушку L не проходит, т.к. подвижный контакт трехпозиционного переключателя SA1 находится в среднем положении, так, что цепь разорвана. В это время высоковольтный конденсатор малой ёмкости C3 заряжается от высоковольтного источника напряжения. Затем происходит срабатывание переключателя SA3, при этом высоковольтный источник напряжения оказывается отключенным от цепи, а C3 подключается к цепи. Высоковольтный диод VD2 имеет такую полярность подключения к цепи, что оказывается запертым высоким напряжением конденсатора C3, не давая последнему возможности разряжаться через относительно низковольтный гальванический элемент GB2.

Теперь, если передвинуть подвижный контакт трехпозиционного переключателя SA1 в крайне правое положение, то цепь замкнется и по катушке L потечет электрический ток. На фигуре № 29 показаны временные диаграммы напряжения, приложенного к концам катушки, и электрического тока, протекающего по ней.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 29.

 

Острый пик на графике напряжения обусловлен подключением к L высоковольтного конденсатора малой ёмкости C3. После разряда C3 через L, диод VD2 откроется и в цепь подключится гальванический элемент GB2 (горизонтальный участок графика напряжения после пика, обусловленного C3). А временная диаграмма тока по своей форме приближается к прямоугольной, именно этого мы и добивались.

Таким образом, нам удается существенно повысить крутизну электрического тока на участке
C – D (см. фиг. № 23), а значит, нам удается повысить и крутизну переднего фронта бегущей ударной волны повышенного давления, схлопывающей кавитационные полости в геометрическом центре симметрии цилиндрического излучателя.

Аналогичным путем (подключением на время переходных процессов высоковольтного конденсатора малой ёмкости) можно повысит крутизну фронта участка A – B (см. фиг. № 23), ответственного за создание в излучателе бегущей волны пониженного давления.

Теперь перейдем к рассмотрению вопроса генерации электроэнергии колеблющимися стенками излучателя.

(Напомню еще раз, что ранее шла речь о двух возможных способах возбуждения колебаний стенок излучателей: переменным магнитным полем и с помощью пьезоэлектрического эффекта. Так вот, здесь я опять же ограничусь рассмотрением генерации электроэнергии в основном на примере излучателя, колебания стенок которого вызываются переменным магнитным полем, а генерирование электрической энергии происходит с помощью явления электромагнитной индукции. Способы генерации электроэнергии и электрические цепи, возбуждающие колебания в излучателях, работающих на пьезоэлектрических материалах, будут во многом аналогичны. И только в тех редких случаях, когда возникнут серьезные отличия, я сделаю небольшие замечания относительно генерации электроэнергии пьезоэлементами).

Итак, в геометрическом центре симметрии цилиндрического излучателя произошло схлопывание кавитационных полостей. При этом в области схлопывания произойдет взрывоподобное выделение «лишней» энергии. После чего из геометрического центра симметрии излучателя начнет распространяться ударная волна повышенного давления, по своей мощности многократно превосходящая ударную волну, с помощью которой ранее было вызвано схлопывание кавитационных полостей.

Далее эта расходящаяся из геометрического центра симметрии ударная волна достигнет стенок излучателя и вызовет их колебания. И уже эти механические колебания стенок излучателя могут быть легко преобразованы в переменное электрическое напряжение (переменный электрический ток) посредством явлений электромагнитной индукции или пьезоэлектрического эффекта.

Для лучшей демонстрации происходящих процессов я ещё раз вернусь к фигуре № 15, где в аксонометрическом разрезе показаны цилиндрический излучатель и внешний охватывающий его массивный цилиндр. Цифрой № 1 обозначены ферритовые стенки излучателя, с пазами в которые уложены «подмагничивающие» провода–обмотки, питаемые от источника постоянного тока. (Т.е. по сути дела стенки цилиндрического излучателя являются постоянным магнитом). Цифрой № 2 на фигуре 15 обозначен аксонометрический разрез внешнего массивного ферромагнитного цилиндра, охватывающего снаружи излучатель. На внутренней поверхности этого охватывающего цилиндра также имеются пазы, в которые уложены провода-обмотки, по которым пропускается переменный ток для возбуждения колебаний стенок излучателя – чтобы вызвать в жидкости, заполняющей полость излучателя, бегущие волны разряжения и сжатия, которые порождают и схлопывают кавитационные полости. (Условно эти провода-обмотки, уложенные в пазы внешнего массивного цилиндра № 2, можно назвать «возбуждающими».) При радиальных механических колебаниях стенок цилиндрического излучателя (т.е. иными словами при колебаниях постоянного магнита, каковыми являются стенки излучателя) меняется зазор, на фигуре № 15 он обозначен цифрой 3.

При этом меняется амплитудное значение вектора магнитной индукции, пронизывающего возбуждающие обмотки, т.е. меняется соответствующий магнитный поток. В результате этого в возбуждающих обмотках возникает переменное электрическое напряжение, обусловленное явлением электромагнитной индукции. Теперь вся проблема состоит в том, чтобы с этих «возбуждающих» обмоток снимать переменное электрическое напряжение, которое генерируется механическими колебаниями стенок цилиндрического излучателя.

Указанная задача решается посредством электронных цепей, изображенных на фигуре № 30.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 30.

 

После микровзрыва подвижный контакт уже ранее встречавшегося нам в других электрических схемах трехпозиционного переключателя SA1 должен быть установлен в среднее положение, при этом отключаются от возбуждающей обмотки L все цепи, предназначенные для возбуждения колебаний стенок излучателя. (Работа этих цепей возбуждения колебаний была рассмотрена нами ранее, поэтому на фигуре № 30 я эти участки цепи приводить не буду).

Затем происходит одновременное замыкание подвижных контактов в переключателях SA4 и SA5. Электрическое напряжение, генерируемое в катушке L колеблющимися стенками цилиндрического излучателя, через замкнутый переключатель SA4 поступает на выпрямляющий диодный мост VD3 – VD6 и далее на конденсатор C4, с клемм которого потребитель может снимать постоянное напряжение. Т.е. нам удалось решить поставленную задачу – получить источник тока, пригодный для нужд потребителя.

Теперь необходимо пояснить назначение других элементов, изображенных на фигуре № 30: вольтметра,  дополнительной катушки индуктивности L’, сопротивления R, переключателей SA5 и SA6. Для этого более подробно рассмотрим механические колебания стенок излучателя, генерирующих электрическую энергию. (После каждого отдельного акта схлопывания кавитационных полостей из геометрического центра симметрии начинает распространяться бегущая ударная волна, которая, достигнув стенок излучателя, вызывает их затухающие механические колебания (смотри верхний график на фигуре № 31). Где по оси абсцисс откладывается время t, по оси ординат изменение радиуса излучателя: dR.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 31.

 

На указанном графике каждая такая отдельная серия механических колебаний стенок излучателя начинается небольшим всплеском - приращением радиуса излучателя (на фигуре № 31 на верхнем графике этот всплеск отмечен латинской буквой «»), далее следует более значительное по своей амплитуде убывание радиуса (на фигуре № 31 на верхнем графике это уменьшение отмечено «»). Наличие этих начальных вибраций стенок излучателя обусловлено тем, что мы их возбуждаем специально, путем подачи на вход катушек L соответствующего переменного напряжения, для того, чтобы в жидкости, заполняющей излучатель, возникли бегущие волны разряжения и сжатия, которые будут порождать и схлопывать кавитационные полости. Затем на графике колебаний стенок излучателя следует резкое увеличение радиуса излучателя (это увеличение на верхнем графике фигуры № 31 отмечено латинским символом «»), вызвано оно тем, что ударная волна, порожденная в геометрическом центре симметрии излучателя в результате микровзрыва, с большой силой ударяет в стенки излучателя. После чего возникает этап собственных затухающих механических колебаний стенок излучателя, и именно эти колебания мы и используем для генерации электроэнергии.

Нижний график на фигуре № 31 временная развертка переменного напряжения, возникающего на концах катушек L в результате явления электромагнитной индукции. При этом форма графика (временная развертка) генерируемого переменного напряжения (см. нижний график фигуры № 31) будет напоминать с небольшими отличиями форму (временную развертку) затухающих механических колебаний стенок излучателя (см. верхний график на фигуре № 31, небольшое различие фазы колебаний демонстрируется штриховой вертикальной линией, проведенной от одного графика к другому). Колебания электрического напряжения на катушке L будут такими же затухающими – они прекращаются вместе с прекращением порождающих их механическими колебаниями стенок излучателя.

Необходимо особо подчеркнуть, что мы можем возбуждать в излучателе очередные бегущие волны разряжения и сжатия (т.е. произвести очередной акт схлопывания кавитационных полостей) лишь после того, как прекратятся, или станут достаточно слабыми, механические колебания стенок излучателя, вызванные предыдущим актом схлопывания кавитационных полостей. Иначе в жидкости, заполняющей излучатель, может произойти интерференция остаточных волн, порожденных предыдущим актом схлопывания кавитационных полостей, с вновь специально формируемыми нами бегущими волнами разряжения и сжатия, и при этом возможно превращение вновь формируемых волн в бесполезную хаотичную систему волн, не способных породить и схлопнуть кавитационные полости.

Так вот, дополнительные катушки L’, переключатель SA5 и пороговый элемент, условно замененный на схеме вольтметром, как раз и предназначены для того, чтобы следить за амплитудой затухающих колебаний стенок цилиндрического излучателя.

Ранее, во время принудительного формирования бегущих волн разряжения и сжатия, осуществляющих схлопывание кавитационных полостей в цилиндрическом излучателе, цепь, содержащая L’, была разомкнута с помощью переключателя SA5, т.е. на тот момент она как бы не существовала, во всяком случае, не мешала своей индуктивностью возбуждающим импульсам электрического тока, именно по этой причине я эту часть цепи, содержащей L’, и не изображал на фигурах № 20, № 21, № 28. Теперь подробно рассмотрим работу её элементов.

Витки проводов дополнительной катушки L’ укладываются в те же самые пазы внешнего массивного цилиндра, охватывающего цилиндрический излучатель, что и витки «возбуждающей» катушки L (см. фигуры № 15 и № 30).

В процессе генерирования в катушке L колеблющимися стенками излучателя переменного электрического напряжения одновременно будет возникать переменное напряжение и в катушке L’. (Электрические напряжения на концах катушек L и L’ находятся в одной фазе, отличие лишь в том, что амплитуда напряжения на концах катушки L’ существенно меньше, т.к. напряжение, снимаемое с дополнительной катушки L’ необходимо только для организации работы управляющих устройств.)

Переменное напряжение, снимаемое с катушки L’, после выпрямления поступает на пороговый элемент, условно представленный на фигуре № 30 вольтметром. Пороговый элемент выполняет свои функции в два этапа:

Вначале, пороговый элемент позволяет определять по значению напряжения момент времени, когда колебания стенок излучателя снизятся настолько, что становится уже нецелесообразно ждать их полного самостоятельного прекращения, а имеет смысл несколько ускорить события, прекратив эти слабые колебания включением специального индукционного демпфера. Этот демпфер образуется в электрических цепях, изображенных на фигуре № 30 после подключения к катушке сопротивления R, вместо диодного моста VD3 – VD6. За это отвечает пороговый элемент – по его сигналу происходит размыкание SA4 и замыкается SA6. При этом сопротивление R может использоваться в роли рекуператора энергии, с его помощью можно дополнительно нагревать жидкость, прокачиваемую через полость цилиндрического излучателя. Т.е. сопротивление R выступает в качестве нагревательного элемента. При этом пороговый элемент продолжает отслеживать ситуацию в излучателе. Он сработает еще раз, давая разрешение на возбуждение нового акта порождения и схлопывания кавитационных полостей в геометрическом центре симметрии, когда затухающие механические колебания стенок излучателя уменьшатся до необходимой амплитуды (или вообще прекратятся).


Здесь теперь необходимо рассказать об устройстве дополнительного пьезоэлемента – аналоге дополнительной катушки L’ на тот случай, если для работы излучателя использовать пезоэффект. При этом пьезоэлемент, заполняющий пространство между стенками излучателя и внешним массивным металлическим покрытием, должен состоять из двух слоёв, разделенных тонкой металлической прослойкой, все устройство напоминает слоёный пирог (смотрите фигуру № 32).

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 32.

 

На фигуре № 32 представлен локальный поперечный разрез пьезоэлектрического заполнения, существующего между стенками излучателя и внешней охватывающей его массивной металлической оболочкой (плоскость сечения проходит через геометрический центр симметрии излучателя). Цифрой 1 обозначена металлическая стенка излучателя, цифрой 3 – металлическая cтенка внешней массивной оболочки, охватывающей излучатель. Цифрами 2 обозначены два слоя вещества, обладающего пьезоэлектрическим эффектом. Новый элемент, введенный мной в рассмотрение, – тонкий металлический слой, располагающийся в толще пьезоэлектрика параллельно поверхности излучателя. (Иначе говоря, этот тонкий металлический слой параллелен стенкам излучателя и параллелен стенкам внешней массивной охватывающей его металлической оболочки.) По сути дела мы теперь получили два пьезоэлемента - тонкий металлический слой 4 выполняет роль металлических обкладок, нанесенных на поверхность двух последовательно включенных в электрическую цепь конденсаторов, в которых в качестве диэлектриков используется вещество, наделенное пьезоэлектрическим эффектом. (Смотрите фигуру № 33, на ней для обозначения соответствующих элементов используются те же самые цифры, что и на фигуре № 32). Таким образом, мы в праве заменить один конденсатор C1 двумя: C1’ и C1’’.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 33.

 

Работа излучателя, изготовленного с использованием такого модернизированного пьезоэлемента, происходит следующим образом: возбуждение в жидкости, заполняющей излучатель, бегущих волн разряжения и сжатия осуществляется подачей переменного электрического напряжения, имеющего соответствующую временную развертку, на наружные обкладки модернизированного пьезоэлемента, которые представлены металлическими стенками излучателя и стенками внешней массивной металлической охватывающей оболочки. Т.е. возбуждающие импульсы электрического напряжения подаются на элементы 1 и 3, изображенные на фигуре № 32. С этих же самых металлических элементов происходит и снятие электрического напряжения при генерации электроэнергии колеблющимися стенками излучателя уже после акта схлопывания кавитационной полости. А напряжение для порогового элемента во время генерации электроэнергии мы будем снимать с клемм № 3 и № 4 конденсатора C1’’ (см фигуру № 33).

Общая электрическая схема подключения пьезоэлемента, без возбуждающих участков цепи, может быть такой, как представлено на фигуре № 34.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 34.

 

Фигура № 34 по набору составных электронных элементов и по их функциональному назначению, очень сильно напоминает схему, приведенную на фигуре № 30, отличие состоит лишь в замене катушек индуктивности пьезоэлементами. Порядок срабатывания переключателей тот же самый что и на электрической схеме, представленный фигурой № 30. (После акта схлопывания кавитационных полостей подвижный контакт трехпозиционного переключателя SA1 устанавливается в среднее положение, отключая от пьезоэлементов цепи возбуждения. Затем одновременно замыкаются подвижные контакты переключателей SA4 и SA5 – это позволяет генерировать электроэнергию и подключает пороговый элемент (вольтметр). Затем подвижный контакт SA4 размыкается и спустя небольшой промежуток времени замыкается подвижный контакт SA6 и т.д.)

Теперь приведу общую электрическую схему, объединяющую в себе и цепи генерации и цепи возбуждения, смотрите фигуру № 35.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 35.

 

Здесь на фигуре № 35 участок цепи, возбуждающий в жидкости, заполняющей излучатель, бегущую волну разряжения, содержит некоторые новые электронные элементы: высоковольтный диод VD1, переключатель SA2, высоковольтный конденсатор малой ёмкости C2, заряжаемый от высоковольтного источника напряжения. Назначение этих электронных элементов состоит в том, что бы увеличить крутизну переднего фронта бегущей волны пониженного давления, которая будет формировать кавитационные полости в жидкости, заполняющей излучатель. Ранее я уже рассматривал методы увеличения крутизны переднего фронта бегущей ударной волны повышенного давления. Во многих отношениях функциональные роли элементов C1, SA2, VD1 будут аналогичны ролям элементов C3, SA3, VD2, применяющихся цепях возбуждения ударной бегущей волны повышенного давления. Поэтому я уже не буду здесь описывать подробно работу элементов C1, SA2, VD1, а отошлю читателей к описанию работы элементов C3, SA3, VD2.

Электронная схема, предназначенная для работы излучателя с использованием пьезоэлементов, представлена на фигуре № 36.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 36.

 

Теперь осталось выполнить своё обещание: представить электронные схемы переключателей на основе бистабильных электронных элементов. Я покажу работу этих переключателей с использованием транзисторных схем.

Переключатели SA1, SA2, SA3 могут быть изготовлены по схеме представленной на фигуре № 37.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 37.

 

Электронный переключатель, изображенный на фигуре № 37 состоит из двух униполярных МДП транзисторов с индуцированными каналами «p» и «n» типами проводимости. Управление работой переключателя осуществляется тактирующими импульсами, подаваемыми на клеммы «D» и «F». Так появление на клемме «D» отрицательного потенциала относительно «F»  откроет транзистор VT1, и электрический ток может течь от клеммы «A» по направлению к клемме «B». Напротив, появление на клемме «D» положительного потенциала относительно «F»   закроет транзистор VT1 и откроет транзистор VT2, в результате чего электрический ток может течь от клеммы «С» по направлению к клемме «А». При отсутствии какого-либо потенциала на клемме «D» относительно «F»  будут закрыты оба транзистора и через клемму «А» вообще не проходит никакого электрического тока. Представленная электронная схема может работать как  двухпозиционный или в некоторых случаях как трехпозиционный механический переключатель (эти механические переключатели для наглядности показаны на фигуре № 37 рядом с электронной схемой и их клеммы обозначены теми же буквами, что и на электронной схеме).

Теперь представлю электронную схему включателей SA4, SA5, SA6, она дана на фигуре № 38.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 38.

 

Особенностью работы этого электронного включателя, представленного на фигуре № 38 является то, что он должен пропускать или наоборот не пропускать через себя переменный ток. (Переменное напряжение подаётся на этот выключатель к клеммам «А» и «В»). Управление выключателем осуществляется подачей напряжения на клеммы «D» и «F».  Если подать на клемму «D» положительный потенциал относительно клеммы «F», то оба транзистора откроются, и через выключатель сможет течь переменный ток (в течение одного полупериода ток будет течь через один транзистор, в течение второго полупериода по другому транзистору – это обусловлено введением в электронную цепь диодов). Если же на управляющие клеммы не подано напряжения, то оба транзистора оказываются закрыты и выключатель не пропускает через себя переменный ток. Для сравнения рядом с электронной схемой выключателя представлен её механический аналог.

Это, пожалуй, всё, что я хотел рассказать о принципах функционирования излучателей и соответствующих электронных схем. Здесь за рамками рассмотрения остался еще целый ряд важных вопросов. Представленные здесь электронные схемы носят принципиальный характер, они приведены здесь лишь для демонстрации назначения и  последовательности срабатывания тех или иных электронных элементов. В реальных конструкциях излучателей электронные схемы могут иметь серьёзные отличия. Так, например, на электронных схемах, показанных на фигурах № 20, № 21, № 28, № 35 и № 36 присутствуют гальванические элементы постоянного тока: GB1 и GB2. Из-за этого может возникнуть ошибочное мнение, что излучатели всё время используют их энергию для своей работы. На самом же деле подразумевается, что гальванические элементы будут использоваться только на начальном этапе - для запуска работы излучателей, а в последствии гальванические элементы должны быть отключены от цепей возбуждения, и вся электроэнергия, необходимая для работы излучателя будет генерироваться самим излучателем. (В данном случае гальванические элементы выступают в роли, аналогичной роли электрического аккумулятора, использующегося для запуска автомобиля, снабженного двигателем внутреннего сгорания).

Надо так же заметить, что, рассматривая представленный здесь способ генерации электроэнергии колеблющимися стенками излучателя, я вовсе не предлагаю полностью отказаться от выработки электроэнергии с помощью внешнего генератора, ротор которого вращается от турбины приводимой в движение паром, полученным при нагревании жидкости в излучателе. Напротив я подразумеваю совместное выработку электроэнергии как от внешнего генератора, приводимого в движение паровой турбиной, так и получение электроэнергии от колеблющихся стенок излучателя. Просто необходимо учитывать, что КПД паровой турбины примерно 45%, КПД электрического генератора, ротор которого вращается этой турбиной, примерно 90%, таким образом, КПД преобразования тепла нагретого пара в электроэнергию при использовании только внешнего генератора, приводимого в движение паровой турбиной, составит примерно 40%. В то время как процесс генерирования электроэнергии непосредственно механическими колебаниями стенок излучателя сразу даст КПД примерно 80 – 90 % (к сожалению, такой высокий КПД возникает только при использовании электромагнитных излучателей, для излучателей на пьезоэлектрических материалах КПД будет низким). Надо помнить и то, что электроэнергия более качественный вид энергии по сравнению с тепловой энергией (более качественный в том смысле, что электроэнергию легче передавать на большие расстояния и легче преобразовать в другие виды – в энергию движения или в туже тепловую энергию. В то время как, передать на расстояние и самое главное преобразовать тепловую энергию в другие виды энергии зачастую более затруднительно). А, кроме того, за счет отбора энергии от колеблющихся стенок излучателя возникнет демпферный эффект, ускоряющий процесс затухания механических колебаний стенок излучателя, что позволит чаще производить акты рождения–схлопывания кавитационных полостей в геометрическом центре симметрии излучателя, т.е. появляется возможность существенно повысить общую мощность устройства.


В феврале 2006 г. в журнале "Техника - Молодёжи" была опубликована моя статья "Рабочий пульс рукотворной звезды".

Управляемый термоядерный синтез

 

В октябре 2006 г. в том же журнале была опубликована критическая статья В.А. Золотухина:

Управляемый термоядерный синтез

 

Конструкция реактора Золотухина, безусловно, очень интересна. Однако она не лишена определенных недостатков.

Так, канал удаления парогазовых продуктов микровзрыва в однопузырьковом реакторе В.А. Золотухина расположен не самым рациональным способом. Его сечение невелико, но он подходит к рабочей камере со стороны фокусирующих линз - именно в тех местах, которые приминают наиболее активное участие в фокусировке, и своим присутствием этот канал вносит, пусть и небольшой, диссонанс в фокусировку волн. В то же время обод дискообразной камеры реактора имеет довольно большое сечение и непосредственно не используется для фокусировки вол, а только в качестве канала МГД – генератора.

В связи с этим было бы логично подсоединить эти трубки к ободу диска. Например, вот так:

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 39.

Где цифрами обозначены: 1 - камера реактора, 2 – канал удаления парогазовых продуктов микровзрыва, 3 – генератор ударной волны, 4 – акустическая линза большой скорости звука, 5 - акустическая линза малой скорости звука, 6 - кольцевой канал дискового холловского МГД-генератора, 7 - силовая конструкция – демпфер, 8 - электромагнитные обмотки, 9 – генератор ультразвуковых волн.

 

Я специально здесь привел только слегка измененное изображение реактора Золотухина и даже не стал менять нумерацию, ниже показана аксонометрическая проекция рабочей камеры реактора – трубки прикреплены к ободу, где они не мешают осуществлять фокусировку звуковых волн. При этом достигается положительный технический результат – улучшаются условия фокусировки.

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 40.

Однако и в такой конструкции, которая УЖЕ позволяет обойти патент Золотухина, присутствует обод (кольцевой канал дискового холловского МГД-генератора), довольно большого сечения, не участвующий в фокусировке волн. Поэтому можно предложить ещё одну конструкцию, в которой цилиндрические волны преобразуются в сферические. Аксонометрический разрез такого реактора показан на следующем рисунке:

 

Управляемый термоядерный синтез

Фиг. № 41.

Разрез однопузырькового кавитационного реактора, в котором происходит преобразование цилиндрических звуковых волн в сферические.

1 - рабочая камера; 2 – трубка удаления парогазовых продуктов микровзрыва; 3 - трубка подачи свежей порции рабочей жидкости; 4 – цилиндрическая акустическая линза большой скорости звука; 5 – кольцевая акустическая линза малой скорости звука; 6 – внутренний ферромагнитный цилиндр; 7 – внешний (охватывающий) ферромагнитный цилиндр; 8 - электромагнитные обмотки, 9 – зазор между электромагнитными выступами цилиндров.

 

При этом рабочая камера реактора имеет форму веретена. В такой конструкции уже нет обода (кольцевого канала дискового холловского МГД-генератора), который не принимает участия в создании сферических вол. Только две небольшие локальные области, расположенные вдоль оси реактора, не используются в фокусировке. Через них к рабочей камере реактора и подключают трубки, по которым течет рабочая жидкость, с растворенными в ней D, T, Li.

Конечно, изготовить рабочую камеру такого реактора будет намного сложней: необходимо взять веретенообразную болванку из тугоплавкого, но в тоже время легко поддающегося химическому травлению металла. Установить её в специальную литейную форму, имеющую внутреннюю геометрию, близкую к внешней геометрии линзы повышенной скорости звука, и залить металлом, из которого будет изготовлена линза повышенной скорости звука. После застывания металла на токарных и шлифовальном станках производится доводка внешней поверхности линзы повышенной скорости звука с учетом законов преломления Снеллиуса. Затем вдоль оси веретенообразной болванки просверливают сквозной канал и прокачивают раствор, осуществляющий химическое травление металла, из которого изготовлена болванка – получится необходимая веретенообразная полость.
Это, конечно, сложно, но подобная конструкция однопузырькового реактора, в которой происходит фокусировка цилиндрических волн в сферические, позволит, что называется, «вылизать» геометрию рабочей камеры. Подобный однопузырьковый реактор будет иметь характеристики лучше, чем описанный В.А. Золотухиным.

 


 

Существующий уровень техники в данной области представлен патентами №№ 2096934 RU, 2125303 RU, 2258268 RU, 2005/0129161 US.

Исходя из анализа  конструкций, заявленных их авторами, можно сделать вывод, что они организуют принудительную циркуляцию жидкости в первом контуре реактора с помощью специального внешнего насоса -  в одном случае это указывается явно, в других об этом можно судить по косвенным признакам.

Следует, однако, заметить, что в рассмотренных здесь кавитационных реакторах ядерного синтеза возможно использовать часть энергии микровзрывов для прокачивания рабочей жидкости через рабочую камеру реактора.

 

(Явление  движения жидкости под действием звуковых волн описано в литературе, см. например, «акустический ветер» в Большой Советской Энциклопедии.)

Это позволяет отказаться от использования внешнего специального насоса, прокачивающего жидкость в первом контуре реактора, или уменьшить его мощность.

Для этого необходимо ввести в конструкцию реактора дополнительные элементы, которые пропускают полуволны повышенного давления звуковых волн в одном направлении и препятствуют их распространению в другом направлении. В качестве подобных элементов могут использоваться клапаны, кумулирующие воронки, отражатели и т.д.

 

Общий принцип работы такого «звукового» насоса демонстрируется на фигуре № 42.

 

Звуковой насос

 

Фиг. № 42.

 

Цифрами № 3  и № 4 обозначены клапаны, пропускающие жидкость только в одном направлении. В камере  1 после микровзрыва 2 создается избыточное давление жидкости, которое открывает клапан 3 и часть жидкости покидает через него взрывную камеру 1. Затем клапан 3 закрывается. Рабочая жидкость в камере 1 остывает, т.е. уменьшает совой объем, и в камере создается разряжение, в результате чего открывается клапан 4, через который в камеру 1 втекает новая порция жидкости. После чего рабочий цикл повторяется.

Однако использование клапанов может оказаться не эффективным, т.к. на их открытие и закрытие, а также остывание жидкости требуется время.

оэтому в случае с кавитационным ядерным реактором для обеспечения циркуляции рабочей жидкости в первом контуре, лучше будет использовать не клапаны, а отражатели и воронки, которые определенным, образом, меняют направление распространения ударных волн повышенного давления, вызванных микровзрывом, см. фиг.
№ 43.

 

Звуковой насос

 

Фиг. № 43.

 

Где цифрой 1 обозначена взрывная камера, заполненная жидкостью. Цифрой 2 – ядерный микровзрыв, вызванный схлопыванием кавитационной полости. Цифрами 5 и 6 обозначены трубы, по которым течет жидкость.

 

При этом воронка 7 по отношению к ядерному микровзрыву ориентирована таким образом, что ударная волна повышенного давления входит в широкую часть воронки, а затем сосредотачивается у ее узкого конца и  покидает рабочую камеру, направляясь  в трубу 5 контура. Отражатель 8 напротив, возвращает ударную волну микровзрыва в рабочую камеру, уменьшая этим самым возможность её проникновения в трубу 6 контура.

Таким образом, под воздействием ударных волн ядерных микровзрывов жидкость в первом контуре кавитационного термоядерного реактора приобретает направленное движение.

 

Отражатель 8 может также вырабатывать электроэнергию от ударной волны ядерного микровзрыва за счет Виллари эффекта или явления электромагнитной индукции.

 

 

Возможно также создание звукового насоса только с одной воронкой без специального отражателя см. фиг № 44.

 

Звуковой насос

 

Фиг. № 44.

 

В этом звуковом насосе геометрия взрывной камеры также такова, что условия проникновения ударных волн повышенного давления, возникающих в результате микровзрывов, для трубок 5 и 6 будет различны.

Подобные звуковые насосы могут быть применены и в ранее описанных кавитационных ядерных реакторах.

В этом случае трубки первого контура подсоединяются к рабочей камере реакторов так, как показано на фигурах №№ 45, 46, 47 (стрелками отмечено направление движения жидкости, под действием ударных волн ядерных микровзрывов).

 

Звуковой насос

 

Фиг. № 45

 

На фигуре № 45 показано подсоединение трубок первого контура к кавитационному термоядерному реактору с цилиндрическим излучателем.

 

Звуковой насос

 

Фиг. № 46.

 

На фигуре № 46 показано подсоединение трубок первого контура к кавитационному термоядерному реактору,  заполненному диэлектрической жидкостью. 

 

Звуковой насос

 

Фиг. № 47.

На фигуре № 47 показано строение первого контура однопузырькового кавитационного термоядерного реактора с цилиндрическими концентрирующими линзами.
Работу звукового насоса этого реактора следует рассмотреть подробней.
Веретенообразная полость такого реактора по сути дела представляет собой две воронки 7, повернутые раструбами навстречу друг-другу. На узкой оконечности одной из воронок следует установить устройство, возвращающее звуковые волны обратно в камеру, для этого используется отражатель 8.
Трубка, нагнетающая жидкость в реактор 6, подключается перпендикулярно оси веретенообразной полости в самой узкой части воронки. В этом месте воронки после ядерного микровзрыва 2 будет наибольшая скорость течения жидкости, а, следовательно, в соответствии с уравнениями Бернулли, наименьшее давление, что вызовет подсос жидкости в рабочую камеру реактора из нагнетающей трубки.

Примечание:
Я не нашёл в русскоязычной технической литературе описания насосов подобной конструкции и подал заявку на изобретение в Роспатент. Однако поиск, осуществлённый экспертами ФИПС, позволил обнаружить почти полный аналог - патент на изобретение № 3270688 US. Тем не менее я решил оставить на этом сайте своё описание работы звукового насоса, чтобы более наглядно показать его применение к функционированию термоядерного реактора.

 

 


Остается высказать осторожные предположения относительно того, где могут найти применение излучатели. Полагаю, что они имеют большие перспективы, как в мирной, так и в военной сферах:

1. Стационарные источники тепловой и электрической энергии (Возможно, на основе представленных здесь принципов удастся построить стационарные электростанции наподобие существующих атомных электростанций. Это позволит решить проблему истощения углеводородного топлива и т.н. «парникового эффекта», уже возникающую в обозримом будущим перед человечеством).

2.  Возможно, что рассматриваемые здесь устройства окажутся достаточно компактными, для того чтобы использовать их в качестве источников энергии в различных транспортных средствах. В частности в качестве паровых котлов для паровых двигателей. Подобные устройства могут найти применение на атомных подводных лодках, атомных кораблях, атомных самолётах, атомных вертолётах, атомных поездах, атомных автомобилях, в автономных роботах. Здесь будет вполне уместно напомнить, что современные конструкции паровых двигателей имеют неплохой КПД, достаточно компактны, надежны и бесшумны в работе. Пожалуй, единственным недостатком паровых двигателей является паровой котел и необходимость нагревателя жидкости. Можно полагать, что использование цилиндрических или сферических излучателей снимет эти проблемы и сделает паровые двигатели боле конкурентоспособными в сравнении с двигателями внутреннего сгорания.

В свете всего, сказанного выше, становится понятным, что нет смысла тратить астрономические многомиллиардные ассигнования на разработку новых ТОКАМАКов, Галатей и т.п.


Теперь можно рассмотреть гипотезу, объясняющую явление сонолюминесценции. Я знаю, что Роспатент не принимает к рассмотрению математические и физические теории, но в данном случае можно сделать исключение из правила. Дело в том, что не зависимо от того будет ли данная гипотеза сонолюминесценции верна или нет, но при использовании сферических или цилиндрических излучателей совместно с бегущими звуковыми волнами физические процессы могут развиваться именно по такому сценарию как описано ниже. И именно использование этого сценария развития физических процессов может быть положено в основу принципиально новых источников энергии. Поэтому-то рассмотрение ниже излагаемой гипотезы сонолюминесценции вполне закономерно:

Тем более, что существует много спекуляций относительно того, какие физические явления идут на заключительном этапе процесса схлопывания кавитационных пузырьков. Т.е. относительно того, какие физические процессы обеспечивают появление “лишней”, “незапланированной” энергии. Как я уже указывал, одни исследователи явления сонолюминесценции говорят о протекании реакции ядерного синтеза, другие выдвигают довольно фантастическую гипотезу о “выделении энергии из вакуума”. (При этом, как отмечают некоторые осторожные исследователи этой проблемы, для того, что бы происходило “вырывание энергии из вакуума” необходимо, что бы скорость движения слоев жидкости на заключительном этапе превышали скорость света! Но это противоречит постулатам теории относительности Эйнштейна.) Спрашивается: "Если кто-то из корифеев науки может выдвигать оригинальные "безумные" идеи, противоречащие некоторым фундаментальным постулатам физики, то почему бы и мне, делитанту, не сделать тоже самое?"

У меня тоже есть право выдвинуть свою гипотезу относительно вопроса выделения “лишней” энергии. При этом я вовсе не настаиваю на том, что моя гипотеза является единственно правильной, я просто указываю еще одну возможность объяснения наблюдаемого явления. Это своеобразная игра ума.

Итак, выдвигаю следующий сценарий заключительной стадии схлопывания кавитационной полости, разделив его на три этапа:

Первый этап: на заключительной стадии схлопывания кавитационной полости некоторые молекулы жидкости имеют скорости, приближающиеся к скорости света, но все же не превышают её. Из-за этого значение давления на заключительной стадии оказывается столь большим, что в некоторых случаях процесс схлопывания кавитационной полости заканчивается образованием сверхмикроскопической (сверхлегкой) черной дыры.

Второй этап: сверхмикроскопическая черная дыра очень быстро взрывоподобно “испаряется”. (Этот процесс "взрывообразного испарения" черных дыр с малой массой рассмотрен в теоретических работах английского астрофизика Стивена Хокинга. Который показал, что приливные гравитационные силы, могут захватывать один из компонентов пары виртуальных частиц, родившихся вблизи черной дыры. При этом вторая частица получает возможность улететь от черной дыры. Для стороннего наблюдателя процесс выглядит как испарение вещества с поверхности горизонта событий черной дыры. Причем чем меньше масса черной дыры, тем интенсивней идет процесс испарение. Расчеты показывают, что маленькие черные дыры должны испаряться взрывоподобно. В связи с этим в литературе по астрофизике обычно приводят пример взрывоподобного испарения микроскопической т.н. первичной черной дыры, имеющей массу небольшой горы - выделившаяся энергия будет такой же, как и при взрыве нескольких тысяч термоядерных бомб. В нашем же случае, когда речь идет о сонолюминесценции, черные дыры, образовавшиеся в результате схлопывания мелких кавитационных пузырьков, будут иметь гораздо меньшие массы (порядка нескольких молекул воды) и выделение энергии будет несравненно меньше. Но механизм выделения энергии может быть тот же самый взрывообразное - испарение микроскопических черных дыр.)

Третий этап: легкие элементарные частицы, рожденные испарением сверхмикроскопической черной дыры, очень эффективно замедляются в чрезвычайно сильно сжатых слоях жидкости, окружающих на тот момент испаряющиеся микроскопические черные дыры. При этом замедляющиеся элементарные частицы отдают жидкости свою энергию, производя ее нагрев.

Итак, можно предположить, что на заключительной стадии процесса схлопывания кавитационных пузырьков идет реакция аннигиляции вещества - происходит превращение вещества (молекул воды) в излучение.

При выдвижении такой гипотезы отпадает необходимость в привлечении для объяснения выделения энергии сверхсветовых скоростей.

На протекание реакции аннигиляции косвенно указывает и отсутствие остаточной радиации у воды, которая используется в опытах по сонолюминесценции [см. литературный источник № 12].

(Если бы мы имели только одну реакция ядерного синтеза, то у нас неизбежно должны были бы образовываться радиоактивные продукты и жидкость, используемая в опытах, должна была бы приобрести радиоактивность, но в литературном источнике № 12 указывается, что этого не наблюдается.)

Если же мы предположим, что энергия в процессах сонолюминесценции выделяется за счет испарения черных микродыр, как это предлагаю я, и при этом образуются лишь легкие частицы (фотоны, нейтрино и электроны), которые не вызывают остаточной радиоактивности жидкости, то станет понятно, что предложенная здесь мной гипотеза будет в некоторой своей части достаточно хорошо согласовываться с экспериментальными фактами.

(В том случае, если мы придерживаемся гипотезы образования и испарения черных микродыр, то у нас не возникает потребность в привлечении для объяснения выделения энергии в процессах сонолюминесценции сверхсветовых скоростей движения молекул и находит объяснение факт отсутствия у жидкости наведенной радиоактивности.)

Возникает резонный вопрос: “Почему же образовавшиеся черные микродыры не захватывают своей гравитацией в сферу своего действия окружающие слои жидкости и не вовлекают её в процесс коллапса, с последующим образованием черной дыры с гораздо большей массой?”

Ответы на этот вопрос могут быть такими: в процессе сонолюминесценции образуются очень легкие черные микродыры. Их гравитационное поле имеет существенное значение лишь на субатомных расстояниях, где и будет происходить образование виртуальных пар частиц. На расстояниях же равных или превышающих атомные гравитационное поле уже имеет обычное значение и не способно вызвать серьёзного ускорение окружающего вещества. А, кроме того, излучение, образовавшееся в результате испарения легкой черной дыры, отжимает от неё окружающие слои жидкости, не давая им возможности войти в зону сильной гравитации легкой черной дыры и тем самым вызвать слияние с ней и увеличение ее массы.

Здесь можно провести некоторую аналогию с ядерными реакциями, в которых дальнодействующие электромагнитные силы отталкивания препятствуют положительно заряженным ядрам двух атомов сблизиться на расстояние действия более мощных короткодействующих ядерных сил притяжения и не позволяют этим ядрам сливаться в более массивное ядро. Аналогичным образом излучение легких частиц препятствует сближению слоев жидкости со сверхлегкой черной дырой, не позволяя молекулам жидкости проникать в зону субатомного размера с сильной гравитацией.

Таким образом, в соответствии с предложенной здесь гипотезой при протекании явлений сонолюминесценции мы сталкиваемся с выделением энергии испарения (аннигиляции) черных дыр, т.е. мы на практике наблюдаем переход массы покоя вещества в энергию излучения – самый энергетически выгодный процесс известный современной физике: E = m0c2.



Справедливости ради необходимо заметить, что против высказанной здесь мною "черно-дырочной" гипотезы выделения энергии можно высказать несколько возражений:

Во-первых, она противоречит закону сохранения барионного заряда.

Во-вторых, в литературном источнике № 13 указывается, что у черных дыр имеется минимальная масса, порядок которой не может быть меньше 10-8 кг. (Якобы черные дыры с меньшей массой образоваться не могут.) Но в тоже самое время авторы этой статьи утверждают, что им неоднократно удавалось получать в лабораторных условиях микроскопические плазменные черные дыры указанной массы 10-8 кг. Здесь кроется какое-то противоречие: аннигиляция черной дыры с такой большой массой должна была бы привести к взрыву лаборатории авторов указанной статьи, т.к. в этом процессе практически мгновенно выделяется энергия 9 · 108 Дж – это энергия сгорания 24 литров бензина и её достаточно, чтобы мгновенно нагреть 300 кг воды от 00 до 1000 С и испарить. Между тем авторы статьи остались живы и здоровы (их лаборатория почему-то не взорвалась от мгновенного выделения такой энергии). И, кроме того, они утверждают, что им неоднократно удалось наблюдать в своих экспериментах черные микродыры, указанной массы, и они смогли даже измерить ряд параметров релятивистских эффектов, наблюдающихся вблизи этих образований (замедление и ускорение времени), что, по мнению авторов статьи, бесспорно, свидетельствует о получении ими черных микродыр.

 

Для объяснения возникших противоречий можно
выдвинуть несколько гипотез:

 

1.     Относительно сохранения барионного заряда: в научной литературе изредка встречаются сомнения в том, что он выполняется абсолютно во всех случаях. В частности на возможность несохранения барионного заряда при образовании черных микродыр указывает и шумиха, поднятая в прессе вокруг коллайдера ЦЕРН. На кануне пуска коллайдера в средствах массовой информации стали появляться статьи-ужастики, где коллайдер называют машиной конца света - при столкновении протонов образуются черные дыры, которые якобы засосут в себя всю Землю и человеческая цивилизация погибнет. Однако физики успокаивают всех нас, говоря, что черные микродыры, согласно теории, должны немедленно исчезнуть. В качестве подтверждения своих слов сторонники проведения экспериментов на ускорителе ЦЕРН приводят космические лучи, частицы которых имеют энергию на порядок выше той, которая будет достигнута на коллайдере. По заявлениям физиков космические лучи неоднократно порождали в атмосфере нашей планеты черные микродыры, и если бы микродыры могли уничтожить Землю, то это произошло бы уже давно, однако Земля продолжает существовать многие миллиарды лет. Таким образом, профессиональные физики, говоря об испарении черных микродыр, подразумевают и возможность несохранения в этих экспериментах барионного заряда.)

2.     Относительно малого количества энергии, которая выделяется при анигиляции черной микродыры можно предположить, что львиная доля энергии, образовавшейся при взрывной аннигиляции микроскопической черной дыры, уносится нейтрино – элементарными частицами, чрезвычайно слабо взаимодействующими с веществом. Поэтому-то лаборатория авторов указанной статьи не взорвалась, а сами они не получили лучевой болезни.

Но каковы бы не были физические причины возникновения явления сонолюминесценции, можно с полной уверенностью утверждать, что информация, представленная в этой заявке на группу изобретений, позволят:

Во-первых, более эффективно исследовать явление сонолюминесценции.

Во-вторых, с большой вероятностью можно говорить, что при использовании сферических или цилиндрических излучателей на бегущих звуковых волнах открывается перспектива создания термоядерных реакторов, способных разместиться на письменном столе.

В-третьих, появляется возможность создания принципиально новых энергетических реакторов, работа которых основана на аннигиляции вещества. (Даже в том случае, если предложенный выше черно-дырочный сценарий не реализуется в существующих сейчас экспериментальных установках (из-за их несовершенства), все равно, применение цилиндрических и сферических излучателей открывает возможность, пусть и в отдаленной перспективе, использования черных микродыр в энергетике – это определяется лишь физическими параметрами установок.)


Явление кавитационного термоядерного синтеза может найти применение и в военной области. Можно рассмотреть эти возможности.


Заключение

В представленной работе нет сложных математических формул. Здесь описаны чисто  инженерные идеи, основанные на весьма простой логике. Тем не менее, эти идеи, вероятно, могут позволить добиться выполнения критерия Лоусона, т.е. позволят решить проблему Управляемого ядерного синтеза с помощью кавитации.

Поэтому еще раз кратко изложу эти идеи.

Итак, для усиления явления кавитации с целью получения ядерных реакций необходимо:

1)      Использовать дейтерированную жидкость

2)  Жидкость в излучателе изначально должна быть подвергнута статическому давлению, при этом жидкость может быть газирована дейтерием.

3)  Использовать фокусирующие излучатели (цилиндрические или сферические) причем их геометрия должна быть тщательно выверена

4)  Колебания излучателей возбуждаются электрическими сигналами особого профиля см. фиг. № 6, вследствие чего в жидкости, заполняющей излучатель,  возникают бегущие волны: вначале полуволна разряжения с относительно малой амплитудой и частотой. Эта полуволна разряжения малой амплитуды породит в центре симметрии излучателя кавитационные полости (в случае цилиндрического излучателя кавитационные полости возникнут на оси цилиндра, в случае сферического излучателя возникнет единственный пузырёк в центре сферического излучателя). Причем начальная малая амплитуда полуволны разряжения обеспечит наилучшую локализацию кавитационных полостей. Последующая за полуволной разряжения полуволна сжатия, схлопывающая кавитационные полости (кавитационную полость в случае сферического излучателя), напротив должна иметь максимально возможную амплитуду и максимально крутой передний фронт.

5)  После посылки к центру симметрии излучателя бегущей полуволны сжатия в электрическом сигнале, возбуждающем колебания стенок излучателя, должен следовать этап релаксации длительностью τ3 см. фиг № 6 в течение которого в жидкости затухают звуковые колебания, возникшие после схлопывания кавитационных полостей (кавитационной полости в случае сферического излучателя), либо амплитуда этих колебаний становится настолько малой, что они не могут воспрепятствовать новому акту порождения-схлопывания кавитационных полостей. Т.е. необходимо бороться с возникновением стоячей звуковой волны. На этом достаточно длительном этапе τ3 также возможно осуществить генерацию электроэнергии непосредственно стенками излучателей за счет поглощения энергией звуковых волн, возникших в жидкости в результате ядерных микровзрывов, порожденных коллапсом кавитационных полостей в геометрическом центре симметрии излучателя.

6)  При использовании в цилиндрическом излучателе диэлектрической жидкости, можно попытаться усилить сосредоточение энергии в кавитационных полостях, возникших вдоль оси симметрии цилиндрического излучателя, применив высоковольтное электрическое поле, ориентированное вдоль оси. Плазма, возникающая в процессе схлопывания кавитационных газовых  пузырьков, под действием этого электрического поля поляризуется – возникнет движение зарядов, т.е. дополнительный разогрев плазмы. В тоже время будет продолжаться и сжатие плазменного цилиндрика звуковой сходящейся полуволной повышенного давления, что повышает вероятность выполнения критерия Лоусона. Можно сказать, что в данном случае возникнет своеобразный принудительный «пинч-эффект», вызванный сжатием плазменного тока сфокусированной звуковой волной.

7)     В некоторых случаях часть энергии ядерных микровзрывов возможно использовать для прокачивания жидкости через рабочую камеру реактора. Это позволит отказаться от внешнего механического насоса или снизить его мощность.

Изложенные здесь идеи нуждаются в экспериментальной проверке (у автора этого сайта для этого нет возможностей).

Кроме того, за рамками данной работы остались некоторые вопросы, которые ранее исследователи относили к числу второстепенных. Например, проблема разделения продуктов реакций, протекающих в процессе работы термоядерного реактора.

Дело в том, что этому вопросу (разделения продуктов реакций термоядерного реактора) исследователи во всей видимости уделяли мало внимания. Это легко объяснимо: в данный момент перед создателями ТОКАМАКов и установок лазерного синтеза стоит проблема достижения критерия Лоусона, а вопрос разделения продуктов реакций был оставлен «на потом».

Однако теперь, когда вопрос достижения критерия Лоусона, по всей видимости, снят за счет использования кавитационных реакторов, проблема разделения продуктов реакций термоядерного синтеза может стать первоочередной.
Так, если мы будем использовать в качестве термоядерного горючего не дейтерий и тритий, а He3, привезенный с Луны, то у нас может возникнуть проблема. Нам будет трудно отделить непрореагировавшее «топливо»: He3 от «шлака»: He4, возникающего в процессе работы реактора. Выбрасывать же He3 вместе с He4 будет слишком расточительно. Поэтому в данный момент нужно разрабатывать экономичные компактные  устройства, которые позволяли бы эффективно разделять различные изотопы.

 

 

А.Я. Стрельцов.

 

 

 




Сайт управляется системой uCoz